Суд над барбарисом

Суд над барбарисом

 Суд над барбарисом это его древняя история

В Дании, в давние времена случилась прелюбопытнейшая история.

…Умирал старый деревенский судья Томмесен. Дежуря бессонной ночью у изголовья умирающего, его жена слышала, как больной бредил:

– Неправда! Не верю! Пока я жив – не позволю!

Под утро он пришел в сознание. Приподнявшись на подушках, больной попросил:

– Откройте окно, мне не хватает воздуха.

Жена распахнула окно, выходившее в сад, и вздрогнула. В комнату ворвался гул мужских голосов. Возле усадьбы собралась толпа крестьян. Блестели на солнце лезвия топоров. Толпа стояла напряженно, точно ожидая сигнала. И жена умирающего поняла, что будет для них таким сигналом: последний вздох судьи.

Уже многие годы между судьей и крестьянами шел спор, перешедший в смертельную вражду: спор из-за барбариса.

Лет сто тому назад этот красивый неприхотливый кустарник можно было встретить в любом уголке Европы: и посреди датской деревни, и возле дома французского крестьянина, и в английском парке. Поздней осенью коралловые кисти барбарисовых ягод были лучшим украшением сада. А что только не готовили из них: желе, пастилу, начинку для конфет, напитки. Из барбарисового сока делали красные чернила, отвар коры служил лекарством, молодые листья добавляли в салаты.

Даже острые шипы, и те ставились барбарису в заслугу. Жители деревни охотно обсаживали барбарисом свои участки. Живая непролазная изгородь была лучше любого забора.

Но вскоре хозяева полей, обсаженных барбарисом, начали жаловаться на плохой урожай. Они собирали хлеба в десять раз меньше, чем прежде. От неведомой болезни сохли листья пшеницы, а пшеница с посохшим листом не в силах налить полновесный колос.

И полезли по деревням слухи о том, что заразу на хлебные поля приносит барбарис. Все чаще и чаще стало называться имя профессора Шолера. Этот профессор, для того чтобы доказать вред барбариса, нарочно посадил посреди ржаного поля барбарисовый куст, и крестьяне своими глазами видели, что все хлебные растения, окружавшие куст, оказались зараженными проклятой болезнью.

Только один человек упорно не верил в виновность барбариса – старый судья Томмесен. Когда в округе началось истребление барбариса, судья стал скупать обреченные на гибель кусты и переносить их в свой сад.

Сторонникам Шолера он говорил с презрительной усмешкой:

— Еще при раскопках древнего Вавилона были найдены глиняные дощечки с надписью: «Барбарис очищает кровь». За семь столетий до нашей эры человечество считало барбарис полезным растением. А какой давности «открытие» вашего профессора Шолера?

Скоро нигде в округе не осталось кустов барбариса, только в одном судейском саду. Осенью на фоне сжатых полей этот сад казался коралловым островом, и, перебирая в ладонях щуплые колосья, крестьяне проклинали старого упрямца.

Однажды пришла к Томмесену крестьянская делегация. Ходоки пригрозили:

— Если вы сами не можете уничтожить проклятые кусты, которые губят наш хлеб, за вас это сделают другие!

Тогда Томмесен показал ходокам дверь, а сам стоя на пороге, сказал:

— На своей земле я хозяин и могу сажать, что мне угодно. Пока я жив, ни один из вас не откроет калитку в мой сад!

— Ваша воля, – ответил деревенский староста. – Но помните, господин судья: человек смертен! Мы подождем.

И вот пришли последние часы жизни старого судьи. Собравшись за оградой, толпа ждала. Скрипнула дверь. На крыльцо вышел пастор в черной одежде. Потупившись под угрюмыми взглядами крестьян, он медленно пошел по улице. Толпа еще теснее прихлынула к ограде. Из открытого окна судейского дома послышался судорожный женский плач.

– Скончался! – сказал молодой крестьянин, вынимая топор из-за пояса. – Теперь, братцы, нам никто не помешает.

И ворота усадьбы затрещали под напором толпы.

Суд над барбарисом был беспощадным. Вздрагивали под ударами топоров тонкие ветки, носился в воздухе желтый вихрь лепестков, хрустели выдираемые из земли корни. До поздней ночи под песни и крики крестьян пылал в поле, щелкая искрами, огромный костер, на котором сжигались изрубленные кусты. И ветер приносил горький запах гари в усадьбу, где лежал в гробу последний защитник барбариса, навсегда закончивший спор…

Да, старый упрямец судья Томмесен был не прав.

Есть грибок-паразит ржавчина – вредитель хлебных злаков. Его особенность в том, что он развивается попеременно на двух различных растениях. Сначала на листьях барбариса вздуваются оранжевые бугорки. Оранжевые они потому, что в этот цвет окрашены капли масла, которые находятся в спорах ржавчины. Эти споры грибка-паразита и переносятся с заболевшего куста барбариса на хлебные злаки.

Кто же доказал, что грибки-паразиты являются не следствием болезни, как думали раньше, а причиной заболеваний растений? Основоположники науки о грибах — микологии: это француз Антон де Барии и русский Михаил Степанович Воронин.

Теперь в городе, гуляя в парке, можно увидеть коралловые ягоды на колючих кустах барбариса. Но за городской чертой их не встретишь. Законы многих стран запрещают сажать барбарис вблизи полей. И законы эти мудры и справедливы. Хлеб важней барбарисовых ягод.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.